Понедельник, 23.10.2017, 18:01
Hakuna Matata
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории каталога
Cтатьи [16]
Политика [6]
Искусство Графика Фото [0]
История [9]
Бизнес, финансы [7]
Системы безопасности [1]
Главная » Статьи » История

Широкорад А.Б. - Как Колывань стала Ревелем.

КАК КОЛЫВАНЬ СТАЛА РЕВЕЛЕМ

(Широкорад А.Б. «Германия противостояние сквозь века» гл.3 «Как Колывань стала Ревелем» )

 

 

Поначалу русские летописцы не придавали особого значения дей­ствиям русских князей в Прибалтике. Вот, к примеру, краткая запись под 1030 годом: «В то же лето пошел Ярослав на чудь, и победил их, и поставил град Юрьев»[1].

В данном случае под термином «чудь» подразумеваются эсты. Во­обще же чудью (чухонцами) русские именовали все угрофинские пле­мена. Юрьевом город был назван в честь самого князя[2]. Юрий — это христианское имя Ярослава Мудрого. Первые два века христианства на Руси князья в большинстве случаев имели два имени — русское, языческое и христианское.

Видимо, тогда же был основан и город Колывань на месте нынеш­него Таллина[3]. Эсты стали данниками русских князей. Русские в отли­чие от немцев ограничивались выплатой дани, практически не вмеши­ваясь в быт и религиозные верования населения Прибалтики.

Несколько слов стоит сказать и о стратегическом значении горо­да Юрьева. Наши историки много говорят о водных путях на Балтику через Неву или Северную Двину, но не упоминают о водном торговом пути через... Центральную Эстляндию. А ведь через нее в IX—XV веках шло значительное число товаров в Псков и далее, на Днепр и Волгу.

На старинных германских картах Эстляндии весь этот водный путь именовался Эмбах (Эмайыги). Сейчас же это название относится толь­ко к реке, текущей из озера Выртсьярва в Чудское озеро (р. Эмбах).

На этой-то реке и построил город Ярослав Мудрый. Поднимаясь по Эмбаху до озера Выртсьярва, ладьи затем входили в устье реки Тянас-силма и поднимались на 34 км вверх по течению, до небольшого озера Вильянди. Пройдя 4,5 км по озеру, ладьи шли 34 км по речке Раудне, которая затем впадает в Халисте (7,6 км), а та — в Навести, последняя же впадает в реку Пярну (38 км). Ну а Пярну, как известно, впадает в Балтийское море.

Примерно в 1130 г. племя чудь захватило Юрьев и перебило местных жителей. В 1133 г. черниговский князь Всеволод Ольгович совершил поход на Юрьев — город был возвращен, а чудь основательно побита.

В 1210 г. русское войско совершило поход в Угаунию (Уггеноис) — территорию западнее Чудского озера. Видимо, поводом стала невыпла­та дани чухонцами. Возглавляли войско новгородский князь Мстислав Мстиславич Удалой и его брат, псковский князь Владимир Мстисла-вич. Русские осадили большую крепость Оденпе[4] (Отепя, Медвежья Голова). После 8 дней осады чухонцы сдались и выплатили русским 400 серебряных монет. При этом часть чухонцев крестились по право­славному обряду, причем делали это добровольно.

Вскоре после ухода русской дружины к Оденпе подошли войска крестоносцев из Риги. Город был взят и сожжен, а окрестное население насильно крещено по католическому обряду. Соответственно, выплата дани в Псков прекратилась.

Замечу, что крестоносцы действовали не только кнутом, но и пря­ником. Немцам удалось сделать своим «агентом влияния» псковского князя Владимира Мстиславовича. Князь даже выдал свою дочь за бра­та епископа Альберта. Это не понравилось псковичам, и в 1213 г. они выгнали Владимира из города. Владимиру пришлось бежать к зятю в Ригу, где ему дали в управление Идумейскую , между Ригой и Венде-ном.

Жизнь у немцев князю пришлась не по душе, и он убежал обратно в Псков. Горожане его простили, и он с псковскими и новгородскими ратями в феврале 1217 г. двинулся к Медвежьей Голове.

Магистр венденских меченосцев Бертольд внезапно напал на рус­ский лагерь. Но новгородцы быстро оправились и контратаковали немцев. Рыцари были разбиты, Владимир Мстиславович взял в плен своего зятя Феодориха и привез его в Псков.

К русским присоединились много эстов. «Пошел с ними и ко­роль Псковский Владимир со своими горожанами, и послали гонцов по всей Эстонии, чтобы приходили осаждать тевтонов и угаунийцев в Одемпе. И явились не только эзельцы и гарионцы, но и сакальцы, уже давно крещенные, надеясь таким образом сбросить с себя и иго тевтонов, и крещение. И пришли они навстречу русским, и осадили вместе с ними замок Оденпе, и бились с тевтонами и другими, кто был там, семнадцать дней, но не могли причинить им вреда, так как замок был весьма крепок. Но лучники епископа, находившиеся в замке, и братья-рыцари со своими арбалетами ранили и убили многих русских. Точно так же и русские ранили стрелами из своих луков некоторых в замке...

И когда епископы и братья-рыцари услышали об осаде, они по­слали на помощь своим около трех тысяч воинов. И отправились с ними магистр рыцарей Волквин, и Бертольд Венденский, и Теодорих,брат епископа, вместе сливами, леттами и некоторыми пилигримами. И дошли они до озера Ристегерве, где встретили мальчика, шедшего из замка. Они взяли его в проводники, с наступлением утра подошли к замку и, оставив справа эзельцев, двинулись на русских и бились с ними. Русских и эзельцев было без малого двадцать тысяч, поэтому, испугавшись такого множества, они отошли в замок. И пали тут не­которые из братьев-рыцарей, храбрые мужи, Константин, Бертольд и Элиас и кое-кто из семьи епископа, а остальные все невредимыми до­стигли замка. И из-за множества людей и коней в замке начался голод, не хватало еды и сена, и стали кони объедать хвосты друг у друга. Так же и в русском замке был недостаток во всем. Наконец, на третий день после столкновения начались переговоры с тевтонами.

И был заключен мир с ними, но с условием, чтобы тевтоны все по­кинули замок и вернулись в Ливонию. И позвал Владимир зятя своего Теодориха пойти с ними в Псков, чтобы скрепить там мир. И поверил тот и вышел к нему. А новгородцы тут же вырвали Теодориха из рук его и пленником увели с собой»[5].

Так рассказано об этом походе в «Хронике Ливонии». Русские же летописи почему-то не упоминают о потерях немцев, сказано лишь, что у них убиты три главных воеводы и взяты 700 лошадей. Надо по­лагать, рыцари отдали 700 лошадей не по доброй воле.

Осенью 1217 г. старейшина Сакала Лембит поднял против немцев большую часть эстонских племен. Он послал гонцов в Новгород за помощью. Однако в то время новгородский князь Мстислав Удалой отправился в поход против венгерского короля. И новгородцы взяли себе в князья Святослава, сына киевского князя Мстислава Романови­ча. Тот обещал помочь Лембиту и стал собирать войско.

К началу сентября на северной границе Сакала, у берегов реки Пала (Навести), собрались не менее шести тысяч воинов из Ляэнемаа, Харьюмаа, Вирумаа, Рявала, Ярвамаа и Сакала. 15 дней они ждали рус­ское войско, но оно так и не подошло. Причиной этого, скорей всего, послужил конфликт новгородского веча и Святослава. Тому горожане «показали путь», а взамен позвали его брата Всеволода.

К этому времени из Германии прибыл в Ригу граф Альберт фон Ле-венборх с отрядом рыцарей. Объединившись с местными крестонос­цами, он с тремя тысячами всадников отправился к Сакала. Лембит выступил навстречу рыцарям.

21 сентября 1217 г. недалеко от Вильянди состоялось решительное сражение. Немецкому клину («свинье») удалось прорвать центр эстон­ского войска, а затем полностью разгромить его. Сам Лембит был убит, а его голову доставили в Ригу и выставили на всеобщее обозрение.

В 1218 г. епископ Рижский, Эстонский и Семигальский вместе с графом Альбертом отправился к датскому королю Вальдемару И. Ко­роль Вальдемар к тому времени показал себя опытным полководцем.

К 1215 г. он захватил Голштинию и ряд других северогерманских земель. Они «слезно просили его направить в следующем году свое войско на кораблях в Эстонию, чтобы смирить эстов и прекратить их совместные с русскими нападения на Ливонскую церковь. И когда король узнал о великой войне русских против ливонцев, он пообещал на следующий год прийти в Эстонию с войском как ради славы Пресвятой Девы, так и во отпущение грехов своих»[6].

Подчеркиваю, что это не я сказал «слезно просили», это утверждал современник — автор рифмованной хроники.

А тем временем в Риге крестоносцы готовились к новому походу на север Эстляндии и на остров Эзель. Двинуться решили после 15 авгу­ста 1218 г. «И собрались рижане вместе с ливами и летами, и пошли с ними Генрих Боревин[7] и магистр Волквин со своими братьями. И по­дошли они к Сакале, где обыкновенно бывало место молитв и сговоравойска. Граф Альберт повелел устроить там мост, и было там же решено разграбить Ревельскую область»[8].

Но когда крестоносцы достигли замка Вилиенде, разведчики до­несли о приближении русского войска, которое вели князь новгород­ский Всеволод Мстиславич и князь псковский Владимир Мстиславич. Русское войско форсировало реку Эмбах, которую эстонцы называли «Матерью вод», и двинулись вперед.

На речке Эмель состоялось сражение. Судя по тексту рифмован­ной хроники, крестоносцы внезапно напали на авангард русских, и те отступили за речку. Но когда подошли основные силы новгородцев и псковичей, то ливы и летты в панике кинулись бежать. Организованно удалось отступить лишь двум сотням крестоносцев. Зато в Риге они уже хвастались, что убили 50 русских и что сам «король Новгородский» приказал своему войску оставить их в покое.

Русское же войско широким фронтом прошлось по Ливонии, уни­чтожая замки и католические церкви, воздвигнутые крестоносцами.

В 1219 г. на севере Эстляндии с 1500 кораблей высадились войска датского короля Вальдемара II и его вассала, правителя острова Рю-ген и части Померании Вацлава I. Несмотря на ожесточенное сопро­тивление эстов (реваласцев), они захватили и разрушили крепость Колывань, а на ее месте построили свою крепость Ревель (нынешний Таллин). Любопытно, что по-эстонски «таллин» означает «датский го­род».

Новгородцы под началом князя Владимира Мстиславовича и его сына Ярослава дважды, в 1219 и 1222 годах, осаждали немецкую кре­пость Венден (Кесь) и один раз, в 1223 г., — Ревель. Но все три оса­ды были неудачны, врага спасали мощные укрепления и метательные (камнеметные) машины. Русским удалось взять много добычи и плен­ных, но выгнать противника из Прибалтики они не смогли. Немцы и римские папы сделали из Прибалтики восьмивековой очаг напряжен­ности в северо-восточной Европе.

В 1224 г. немцы двинулись на самую сильную русскую крепость в Эстляндии — Юрьев. Там сидел князь Вячеслав Борисович, у которого немцы ранее отняли город Кукейнос. 15 августа Юрьев был осажден. Немцы приготовили много осадных машин, из огромных деревьев выстроили башню в уровень с городскими стенами и под ее защитой начали вести подкоп. Всю ночь и весь следующий день над этим тру­дилась половина войска: одни копали, другие относили землю. На следующее утро большая часть подкопанного рухнула, и башня была придвинута ближе к крепости.

 

Несмотря на активную подготовку к штурму, осаждающие еще пы­тались завести переговоры с князем Вячеславом. Они послали к нему несколько духовных особ и рыцарей с предложением свободного вы­хода из крепости вместе с дружиной, лошадьми и имуществом, если

князь согласится покинуть отступников туземцев (эстов). Вячеслав Борисович не принял этого предложения, так как ожидал подкрепле­ния из Новгорода. Тогда осада началась с новой силой и продолжалась много дней без видимого успеха.

Согласно немецкой хронике, осаждающие собрали совет, на котором два рыцаря, Фридрих и Фредегельм, недавно приехавшие из Германии, подали идею: «Необходимо сделать приступ и, взявши город, жестоко наказать жителей в пример другим. До сих пор при взятии крепостей оставляли гражданам жизнь и свободу, и оттого остальным не задано никакого страха. Так теперь положим: кто из наших первый взойдет на стену, того превознесем почестями, дадим ему лучших лошадей и знат­нейшего пленника, исключая этого вероломного князя, которого мы вознесем выше всех, повесивши на самом высоком дереве».

Идея понравилась. И на следующее утро осаждающие устремились на приступ, но были отбиты. Осажденные сделали в стене большое отверстие и выкатывали оттуда раскаленные колеса, чтобы зажечь башню, от которой была большая опасность крепости. Осаждающим пришлось сосредоточить все свои силы, чтобы потушить пожар и спа­сти башню. Между тем брат епископа, Иоганн фон Аппельдерн, неся огонь в руке, первым начал взбираться на вал, за ним следовал его слуга Петр Ore, и оба беспрепятственно достигли стены. Увидев это, остальные ратники бросились за ними, каждый спешил, чтобы ока­заться первым. Кто же взошел первым на стену, осталось неизвестным.

Одни поднимали друг друга на стену, другие прорывались сквозь от­верстие, сделанное самими же осажденными для пуска раскаленных колес. За немцами ворвались леты и ливы, и началась резня. Никому не было пощады. Бои в городе продолжались до тех пор, пока русские не были истреблены почти полностью. Немцы окружили крепость и не давали никому спастись бегством. Из всех мужчин, находившихся в городе, оставили в живых только одного — слугу суздальского князя. Ему дали лошадь и отправили в Новгород рассказать своим о судьбе Юрьева, и новгородский летописец записал: «Того же лета убиша кня­зя Вячка немцы в Гюргеве, а город взяша».

К великому сожалению, события в Прибалтике в XII — нача­ле XIII веков не нашли должного отражения ни в царской, ни в совет­ской историографии. И, по мнению многих поколений наших людей, первым против крестоносцев выступил Александр Невский. Поэтому мне и пришлось приводить подробности боевых действий русских князей против крестоносцев задолго до рождения князя Александра Ярославича.

Из всего сказанного можно сделать очевидные выводы.

Во-первых, к 1158 г. Прибалтика была вассальной территорией рус­ских князей. Князья Рюриковичи действовали по принципу «разумной достаточности». Они ставили перед собой две основные цели — обе­спечение свободного выхода Руси к Балтийскому морю через Запад­ную Двину и Финский залив и обеспечение безопасности своих кня­жеств от вторжения западных рыцарей.

Поэтому они не вмешивались во внутренние дела местных племен и не навязывали им православия. Вполне достаточно было построить несколько крепостей и держать там небольшие гарнизоны. Местные племена были обложены сравнительно небольшой данью — на содер­жание гарнизонов и для психологического воздействия, дабы туземцы не забывали, кто их сюзерен.

Во-вторых, вторжение немцев, а позже датчан встретило отчаянное сопротивление не только местных племен, но и дружин русских кня­зей. Война шла свыше 60 лет.

В-третьих, нельзя забывать, что подлинными организаторами и идейными вдохновителями походов на восток были римские понти­фики (папы) и их окружение. Нигде в священных книгах не говорится о том, что-де учения Христа надо насаждать с помощью огня и меча. Но не следует забывать, что каждое языческое племя, обращенное кресто­носцами в католичество, принуждалось к уплате церковной десятины в пользу Рима. Неудивительно, что христиан, отказывавшихся платить десятину Папе, католические иерархи приравнивали к язычникам.




[1] Полное собрание русских летописей. Т. I. Стб. 149.

[2] Город Юрьев в 1224—1893 гг. официально назывался Дерпт, в 1893— 1919 гг. Юрьев, с 1919 г. Тарту.

[3] В 1219—1917 гг. официально назывался Ревелем.

[4] Оденпе, с 1917 года — город Отепя.

[5] Мазутова В.И., Назарова Е.Л. Крестоносцы и Русь. С. 125—126.

[6] Мазутова В.И., Назарова Е.Л. Крестоносцы и Русь. С. 127.

[7] Генрих Боревин — сын Придислава, князя славян-ободритов. Генрих принял крещение осенью 1164 г. В Ливонию он во главе отряда мекленбург-ских рыцарей прибыл вместе с графом Альбертом фон Левенборхом.

 

[8] Мазутова В.И., Назарова Е.Л. Крестоносцы и Русь. С. 127.





Источник: http://drsoft.ucoz.ru/load/shirokorad_ab_germanija_protivostojanie_skvoz_veka/10-1-0-143
Категория: История | Добавил: drsoft (14.09.2009)
Просмотров: 912 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Locations of visitors to this page
Яндекс.Метрика
Статистика
Copyright MyCorp © 2017